Четыре признака настоящего рента-драйвера. Колонка Дмитрия Сапгира

0
731



Этим материалом Motorsport.com Россия открывает серию публикаций, посвященных экономическим аспектам автоспорта. Тема эта сколь интересна, столь и сложна, потому мы пригласили эксперта, хорошо знакомого с ней.

Дмитрий Сапгир – бизнесмен и поклонник автоспорта, уже добрых 15 лет тесно связанный с гонками. В качестве спонсора, менеджера пилотов и владельца команды он смог познакомиться с особенностями гоночного бизнеса, а последнее время работает в партнерстве с программой SMP Racing, патронируя молодых формулистов. Потому тема рента-драйверов, которую мы решили разобрать для начала, знакома ему не понаслышке.

Не обижайте джентльменов

Современный автоспорт – очень дорогое удовольствие. Как следствие, здесь появились такие участники, каких вы не найдете ни в одной другой спортивной дисциплине. Это джентльмен-драйверы и рента-драйверы. Давайте разберемся, кто они такие и в чем их отличие. 

Что касается джентльмен-драйверов, то это люди, которые приносят довольно большую пользу делу. Их бюджеты позволяют выступать не только им самим, но и многим действительно сильным гонщикам. Именно так устроены многие чемпионаты – скажем, все ведущие серии в гонках на выносливость: и WEC, и Европейская серия Ле-Ман, и Blancpain GT. 

Здесь правила таковы, что наличие джентльмен-драйверов просто необходимо. Разделение гонщиков на категории FIA приводит к тому, что именно джентльмен-драйверы, которые обычно имеют «бронзовый» или «серебряный» статус, платят и за себя, и за всю команду. То есть позволяют ездить «золотым» и «платиновым» пилотам. В некоторых категориях наличие в экипаже только профессиональных гонщиков прямо запрещено.

Типичным примером можно назвать 50-летнего шведа Хенрика Хедмана, который в 2017 году выступал в Европейской серии и содержал не только себя, но и всю свою команду DragonSpeed. В этом году, говорят, он перейдет в LMP1.

Можно также вспомнить Франсуа Перодо – он тоже ездит сам и поддерживает молодых пилотов, например, Матье Ваксивьера. Во многом карьера этого талантливого гонщика продолжилась благодаря джентльмен-драйверу Перодо. 

Это только два примера, но можно привести и много других. Суть в том, что наличие джентльмен-драйверов в современном автоспорте позволяет участвовать в соревнованиях талантливым пилотам, чья карьера без их поддержки подошла бы к концу.

А вот от второй категории, то есть рента-драйверов, столько же вреда, сколько пользы от первой. Именно эти гонщики мешают пробиться в Формулу 1 и другие ведущие серии – например, Indycar – реально сильным пилотам. Мешают тем, что просто занимают их места. 

Фото: Гленн Данбар / LAT Images Безошибочный способ отличить «ренту» 

Давайте поближе изучим рента-драйверов, самый вредный класс гонщиков современного автоспорта. Эти люди занимают места пилотов, мастерство которых выше – только благодаря тому, что для участия в гонках нужны большие бюджеты. Классическим примером, если говорить о Формуле 1, я бы назвал Лэнса Стролла и Маркуса Эрикссона. В IndyCar таким, на мой взгляд, является Макс Чилтон. 

Что такое рента-драйвер? Я бы определил его так – гонщик, который выступает больше благодаря деньгам, чем мастерству. Деньги нужны всем, но у некоторых преобладает мастерство, а у рента-драйверов – именно деньги. Если бы этих денег у них не было, они не продолжали бы свою карьеру. Именно поэтому они занимают чужие места.

Рента-драйверы присутствуют в автоспорте исключительно благодаря его дороговизне. Вряд ли вы найдете что-то подобное в других видах спорта, например в теннисе, где каждый получает то, чего он заслуживает, исходя из своего мастерства (которое, в свою очередь, является суммой таланта и трудолюбия). 

Спонсоры есть у всех, но рента-драйверы попадают в гонки только благодаря им.

В молодежных сериях можно выделить четыре признака, которые позволяют определить рента-драйвера. Во-первых, этот пилот и его спонсоры всегда переплачивают. При прочих равных условиях такой гонщик хуже – вот и берут с него больше. Кроме того, они всегда хотят попасть в самые лучшие команды. 

Второе – специально под рента-драйверов создаются команды.

Третье – в таких командах у рента-драйвера как правило есть «гонщик-нянька», который должен быть старшим партнером и обеспечивать хорошую езду своего подопечного, учить его всему, а когда надо, то и уступать ему на трассе. 

Четвертое – во многих сериях, особенно самых дорогих, вроде Ф2, рента-драйверы часто ездят подолгу. Как правило, в одном чемпионате пилот должен ездить не больше двух, максимум трех лет. Рента-драйверы остаются там дольше. 

По наличию одного или тем более нескольких из этих признаков в молодежных сериях можно всегда отличить рента-драйвера.

Что касается возможности избавиться от этого малопочтенного ярлыка, то я не знаю примеров, когда бы это удалось. Но и обратных историй не было. Это все становится ясно довольно быстро по мастерству пилота. Уже к 16-17 годам, ну максимум 18-ти, все ясно. 

Фото: LAT Images

Сироткин – рента-драйвер?

Вопрос о Сереже Сироткине в этой связи очень интересен. Как известно, в связи с его дебютом в Ф1 мнения о нем разделились. Сейчас многие считают, что он рента-драйвер, но другие уверены, что он получил место в Williams благодаря своему мастерству. 

Давайте вернемся к озвученным выше принципам и проанализируем ситуацию с каждым из них.

Что касается переплаты – спонсоры Сироткина платили, но никогда не переплачивали за выступления. Команды под него тоже не создавали, ни в одной молодежной серии больше двух лет он не ездил, и «гонщиков-нянек» ему никогда не нанимали.  

То есть, на мой взгляд, ни по одному из этих критериев Сережа не соответствует понятию рента-драйвера, и у него есть все шансы это доказать в предстоящем сезоне.

Шон Гелаэль, Scuderia Toro Rosso

Фото: Sutton Motorsport Images

Классические примеры

Что касается нелепых случаев с рента-драйверами, то такие случаются сплошь и рядом. Давайте вспомним Пастора Мальдонадо, спонсоры которого потратили на его карьеру, наверное, сотни миллионов. Но оплачивали они по сути только его многочисленные аварии.

Если помните, недавно в Ф1 выступал индонезиец Рио Харьянто. Деньги ему собирали чуть ли не всей страной, и в результате он проездил в Manor полгода, а где сейчас – никому не известно.

Что касается Лэнса Стролла – это довольно интересный случай. Чтобы просто привести сына в Ф1, его папа потратил на выступления в молодежных сериях столько, сколько не тратил, по-моему, никто. Может быть, даже столько, сколько потратили все остальные гонщики, что сейчас ездят в Ф1, вместе взятые. На самом деле, эта оценка близка к действительности.

Но на мой взгляд, даже ему даст фору гонщик по имени Шон Гелаэль. Его бюджеты приближаются к бюджетам Стролла, а мастерства там, по-моему, просто ноль. Мы с ним сталкивались в Мировой серии Renault, и могу сказать, что это едва ли не единственный гонщик, к которому слово «мастерство» вообще не подходит. Его просто нет.

Но посмотрим, по текущей ситуации вовсе не исключено, что в скором времени мы его увидим в Формуле 1, тем более, что он уже активно проводит тренировки в команде Toro Rosso.

Резюмируя, хотел бы сказать, что нам надо приветствовать джентльмен-драйверов в автоспорте. Они дают работу многим талантливым гонщикам и сами получают удовольствие. И в равной степени надеюсь, что когда-нибудь исчезнет само понятие рента-драйвера, и автогонки станут более справедливыми – как другие виды спорта, где все зависит от мастерства, а не от денег.

У вас есть вопросы о каких-то аспектах гоночного бизнеса?  Присылайте их нам, и мы постараемся дать ответы в следующих выпусках колонки Дмитрия Сапгира.

Фото: Renault Sport
Источник