«Мы отставали на 20 лет». Как делали «Москвичи»

0
540



Бывший дизайнер АЗЛК — о том, как растения копировать импортные автомобили, чем выдавали зарплату в 1990-е годы и почему отечественный автопром очень скучает по «Москвичу»

Прошло уже 12 лет: в декабре 2006-го продал на аукционе имущества легендарного завода АЗЛК, а еще через несколько дней ОАО «Москвич», прекратило свое существование.

Лев Наумович Железняков пришел на предприятие конструктор, а позже стал заместителем директора Музея АЗЛК. Всего он работал на предприятии почти 30 лет. И он есть, что рассказать.

— С 1975 по 1993 год вы работали на АЗЛК. Какие требования предъявлял завод экспертов такого уровня, и как трудно было попасть на этот пост?

— Чтобы попасть на заводе в те годы это было не так сложно, как может показаться. Во-первых, должно быть высшее образование по специальности, и далее выпускники упала на предприятие по распределению. В 1975 году я оказался в практику, а год спустя меня взяли уже на постоянную должность в отдел. Естественно, я работал под началом и руководством ведущего конструктора, начальника бюро, главного конструктора.

Фото: Шогин Александр / Фотохроника ТАСС

В самом деле, этот отдел играет наиболее важную роль в производстве каждого отдельного бюро разрабатывает свой узел (коробка, руль, интерьер, механик), а на столе в общей композиции соединяет все в один большой узел, т.это. автомобиль. Макет машины — это огромная чертежная доска, на которой транспортное средство вычерчивается в полном объеме. Когда инженеры сделали чертежи, определенный агрегат, пришлось вписать его в общую конструкцию автомобиля, что ни один узел, ни с каким другим не пересекался.

— Были ли у работников завода есть какие-то преимущества, чтобы встать на очередь на получение автомобиля?

— Проблемы с приобретением автомобиля почти не было. Когда я пришел, до сих пор не нашел массового производства 41-го «Москвича». На конвейере стоял еще 2140, в стране все еще наблюдается дефицит авто. Я был тогда еще молодой конструктор, на меня денег не было, чтобы купить автомобиль. Может быть, кто-то из работников с более высокой зарплаты и может позволить себе его купить, но я на ваш уровень не могут. Зарплата у меня была 125 руб., начальник бюро — 160-170, ведущий дизайнер — 135 лв. В моей жизни за это время достаточно, но для авто — нет.

Фото: Хухлаев Валентина / ИТАР-ТАСС

Получить автомобиль мне удалось только много лет спустя, в середине 1990-х годов. Случилось так, что я взял в кредит 2141, который стоит 13 тысяч левов до деноминации. Затем, когда зарплата уже на миллионы, я все равно 40 руб. месяц, потому что контракты были подписаны по столько денег, по-старому.

— Многие привыкли критиковать весь советский автопром, утверждая, что он полностью построен на кредит от Запада. Вы, как дизайнер, можно сказать, как обстояли дела на самом деле?

— Конечно, что велись разработки холод в современной автомобильной промышленности того времени, завод покупает иностранные автомобили-коллегами, проводят совместные испытания отечественных и западных образцов. Однако затем встать задача привести их к возможности развития советских технологий. Для наших инженеров это не проблема, вышел узел, найти интересное решение, но все упиралось в технологической цепи.

Фото: Шогин Александр / Фотохроника ТАСС

Как правило, на главном заводе-это особый процесс, который отталкивался в первую очередь от мощности оборудования, прежде чем пустить модель в производство. Случилось так, что ваша идея нашего завода для производства невозможно, а купить специальную машину для его реализации, он не мог себе позволить. Завод не всегда имеют достаточно средств для покупки оборудования любого типа, бюджет всегда спускали сверху, что, безусловно, ограничивает конструкторов довольно жесткие рамки. В основном покупка нового оборудования, осуществлялись только, если старое подлежало замене, и когда на конвейер встал новый модель. Некоторые машины работали у нас еще с послевоенных времен.

— Это все еще есть такие, которые штамповали Москвич-400 (выдается с 1946 по 1954 г.)?

— Ну да, это правда, марки не было, но машины, которые изготавливали оборудование и в других подобных, могли бы быть старыми. Эти машины могут быть в паре — еще те, которые были получены после войны по репарациям. Может быть, даже и тех, которые участвовали в сборку старых «Опелей».

Источник