Непримиримая дюжина. 12 отчаянных внутрикомандных противостояний в Ф1

0
54



Поскольку гоночные команды как правило выставляют на старт больше одной машины, то первым мерилом эффективности пилота всегда остается его напарник. Некоторым удается гармонично сосуществовать, а вот другие превращают соперничество в конфликт. Мы выбрали 12 ярких примеров вражды напарников в Формуле 1. Слайдер Список Ники Лауда и Карлос Ройтеман (Ferrari 1977)

1/12

Фотограф: LAT Photographic

В 1976 году Ники Лауда попал в страшную и почти смертельную аварию на «Нюрбургринге». Ferrari быстро сориентировалась и договорилась с Brabham о преждевременном переходе Карлоса Ройтемана в Скудерию (в 1977 году он должен был заменить бесконфликтного, но лишь периодически быстрого Клея Регаццони). Лауду это взбесило. Он выбрался из больницы и заставил Ferrari выставить на старт в Монце три машины. В том Гран При он опередил обоих – и Регаццони, и Ройтемана.

Когда в следующем году его спросили, кого он видит в Карлосе – напарника или соперника, – Ники ответил: «Ни того, ни другого». Карлос выиграл второй этап 1977 года, но Лауда в том сезоне стал чемпионом, в то время как Карлос завершил его на четвертом месте.

Алан Джонс и Карлос Ройтеман (Williams 1980-1981)

2/12

Фотограф: LAT Photographic

В 1980 году Ройтеман вновь заменил Регаццони в топ-команде, и вновь условный «первый номер» команды Карлосу был не рад. Алана Джонса не привлекала перспектива делиться очками с супер быстрым напарником, хотя Карлос все же согласился играть в команде второстепенную роль. В какой-то момент 1980 года Джонс, отлично знавший, насколько хороша машина Williams FW07B, начал возмущаться, что его напарник якобы выкладывается только на 90% и не отбирает достаточное количество очков у его соперника в борьбе за титул Нельсона Пике из Brabham.

Своего апогея трения достигли на втором этапе 1981 года в Бразилии, где Ройтеман отказался подчиниться приказам команды, проигнорировал указание на пит-борде, и выиграл гонку. Джонс такого самовольства забыть не смог, а Ройтеман между тем продолжал в течение всего года набирать больше очков, чем его напарник, и даже вышел в лидеры зачета. В решающей гонке в Лас-Вегасе Джонс опередил Ройтемана на старте и демонстративно не стал оказывать никакой помощи в борьбе за титул. Карлос тоже со своей задачей не справился: он терял позиции одну за другой, а вместе с ними в руки Пике ускользнул и титул.

Рене Арну и Ален Прост (Renault 1981-1982)

3/12

Фотограф: LAT Images

В 1979 и 1980 годах Рене Арну вернул все авансы, которые ему давали за многообещающие выступления в младших формулах. Он завоевал первые две победы в Гран При, взял несколько поулов и был в Renault настоящим оторвой на фоне технически подкованного и быстрого Жан-Пьера Жабуя. Когда последний сломал обе ноги в аварии, Renault подписала на 1981 год другого перспективного новичка – Алена Проста. И он тут же отодвинул Арну на второй план с точки зрения побед, скорости и стабильности. Соперничество накалялось – неудивительно, это ведь были два французских гонщика в составе второй национальной французской команды (наряду с Ligier).

В 1982-м Арну смог прибавить, но удача обходила его стороной, поэтому свои чемпионские надежды Renault целиком связывала с Простом. Но в домашней гонке на «Поль Рикаре» Арну позволил себе забыть о договоренностях перед стартом – он не стал пропускать Проста вперед и одержал победу. На реакцию команды и напарника Арну в тот момент было уже плевать – он договорился о переходе в Ferrari в 1983 году.

Жиль Вильнев и Дидье Пирони (Ferrari 1981-1982)

4/12

Фотограф: LAT Images

Восходящая звезда Формулы 1 Дидье Пирони пришел в Ferrari в 1981 году, чтобы заменить уходящего из гонок Джоди Шектера. В Скудерии Дидье стал напарником звезды уже давно взошедшей – Жиля Вильнева. Это состав должен был стать одним из сильнейших в Формуле 1 восьмидесятых. Отношения Пирони со своенравной Ferrari 126CK поначалу не заладились, а на Гран При Монако он к собственному изумлению проиграл круг одержавшему победу Вильневу.

Но у Пирони оставался козырь – он был очень смышленым парнем, умел просчитывать ситуации и сумел снискать расположение высшего руководства Ferrari. Последнее обстоятельство сыграла ключевую роль после Гран При Сан-Марино 1982 года, где Пирони одержал победу, опередив Вильнева на последнем круге, хотя с пит-лейна обоим гонщикам показали сигнал не обгонять друг друга (в тот момент впереди находился Жиль, и, согласно внутреннему правилу Скудерии, он и должен был победить). Кроме того, Вильнев, опередивший в Пирони в квалификации на полторы секунды, подумал, что его напарник не будет атаковать, потому что обе быстрые машины Renault сошли. Но Жиль ошибся.

У Пирони имелась собственная версия того, что означал приказ команды на последнем круге, однако Вильнев был убежден, что напарник не только оказался двуличен, но и пытается настроить его же команду против него, поскольку после гонки менеджер коллектива Марко Пиччиннини заявил, что Дидье не сделал ничего дурного.

Жиль пообещал больше никогда не разговаривать со своим напарником. Его обещание сбылось. В квалификации Гран При Бельгии, увидев, что Пирони быстрее на 0,1 секунды, Вильнев поехал еще на одну попытку, во время которой столкнулся с медленной машиной и погиб.

Айртон Сенна и Элио де Анджелис (Lotus 1985)

5/12

Фотограф: Sutton Images

В 1985 году Айртон Сенна впервые продемонстрировал свои навыки политической игры, заставляя руководство Lotus сосредоточить ресурсы коллектива исключительно на нем, а не на давнем гонщике команды, харизматичном итальянце Элио де Анджелисе. Сенна смог убедить Lotus перекинуть известного инженера Найджела Степни и нескольких механиков на работу с его машиной, после чего де Анджелис естественным образом перестал чувствовать себя комфортно в команде, которую когда-то называл вторым домом. На этапе в Кьялами, предпоследнем Гран При того сезона, напарники чуть не устроили драку – Элио, несмотря на все свое обаяние, тоже бывал вспыльчив.

Де Анджелес решил после того года перебраться в Brabham (это сотрудничество в итоге закончилось его гибелью), а Сенна принимал непосредственное участие в выборе своего будущего напарника, наложив вето на кандидатуру Дерека Уорвика. Айртон утверждал, что если Lotus наймет британца, он тоже уйдет в Brabham без раздумий. «Восторг» де Анджелиса при таком развитии событий легко представить. 

Нельсон Пике и Найджел Мэнселл (Williams 1986-1987)

6/12

Фотограф: LAT Images

Нельсон Пике пришел в Williams в 1986 году в ранге многократного чемпиона мира. Найджел Мэнселл, со своей стороны, начинал наконец обретать форму и утверждаться в качестве топ-пилота чемпионата. Они быстро прониклись искренней взаимной неприязнью, а боксы Williams разделились на две части – каждая тщательно скрывала любую полезную информацию о машине от соседей. Фрэнк Уильямс в то время находился в больнице, поэтому не мог взять ситуацию под свой контроль. Это привело к тому, что Нельсон и Найджел отбирали очки друг у друга, отдав таким образом титул Алену Просту.

Через год сильнейшим в этой паре стал Пике, завоевавший титул, несмотря на серьезную аварию в Имоле (и не в последнюю очередь благодаря аварии Мэнселла на «Сузуке», которая вывела Найджела из строя на две гонки).

Казалось бы, тут все должно и закончиться – судьба чемпионата решена, а Нельсон подписал контракт с Lotus. Однако в журнале Playboy появилось интервью с Пике, в котором он заявил: «Разница между мной и Мэнселлом в том, что я выиграл три титула, а он два проиграл». Эта цитата красовалась в интервью рядом с неприятными высказываниями об уровне интеллекта Мэнселла, его технических познаниях и даже его жене.

Арйтон Сенна и Ален Прост (McLaren 1988-1989)

7/12

Фотограф: LAT Images

Посади двух выдающихся гонщиков своего времени за руль доминирующей машины в одной команде – что тут может пойти не так? Очень даже многое! Первые искры разгорающегося конфликта посыпались в 1988 году, когда на Гран При Португалии Айртон Сенна чуть не «завез» Алена Проста в стену пит-лейна на втором круге. Тогда они обменялись парочкой острых слов через СМИ. Но по сравнению с 1989 годом это были цветочки.

В Имоле напарники по McLaren договорились не бороться за позицию в ключевом повороте Tosa на первом круге – вместо этого решено было сосредоточиться на том, чтобы побыстрее оторваться от соперников. Сенна стартовал лучше, но гонку приостановили из-за аварии Герхарда Бергера. На рестарте лучше среагировал Прост. В том самом повороте Tosa он не ожидал атаки, но Сенна все же ее предпринял и вышел вперед, а после гонки как ни в чем ни бывало переиначил слова командного соглашения в свою пользу.

Прост был вне себя. На этапе в Сузуке он попытался провести отчаянный маневр на торможении перед шиканой, сражаясь за свой третий титул, но между напарниками произошел контакт. После этого исторического для Формулы 1 момента отношения Сенны и Проста только ухудшались. Конфликт не угасал даже после того, как Ален ушел в Ferrari. Сенна изменил свое отношение к Просту только после того, как тот закончил карьеру в Формуле 1.

Ален Прост и Найджел Мэнселл (Ferrari 1990)

8/12

Фотограф: Sutton Images

Когда Прост пришел в Ferrari в 1990 году после турбулентного период с Сенной, Мэнселл был уверен, что в Скудерии у них с Аленом будет как минимум равный статус. В середине же сезона он выкинул перчатки (в буквальном смысле) и объявил, что собирается покинуть чемпионат. Ему казалось, что Прост (который, в отличие от Мэнселла, потрудился и выучил итальянский) настраивает команду против него. Более того, Мэнселл был убежден, что команда оказывает Просту особую техническую поддержку.

Объяснений здесь может быть два: или Прост действительно мастерски манипулировал командой до той степени, что она начала действовать в ущерб одному из пилотов, либо Ален был гением психологических игр и развил в Найджеле паранойю таких масштабов, совладать с которой он не сумел.

Фернандо Алонсо и Льюис Хэмилтон (McLaren 2007)

9/12

Фотограф: XPB Images

Двукратный чемпион Формулы 1 наверняка с легкостью справится с только что пришедшим в команду чемпионом GP2, так ведь? Нет, не так! Льюис Хэмилтон стал настоящей головной болью для Фернандо Алонсо с первого поворота Гран При Австралии. В Монако Льюис гораздо больше сопротивлялся атакам напарника, чем наверняка рассчитывал Алонсо, а в Индианаполисе одержал победу. Потом наступил Гран При Венгрии, где Алонсо саботировал квалификацию Хэмилтона, заблокировав тому дорогу на пит-лейне (для Фернандо это имело самые неприятные последствия, поскольку FIA решила его оштрафовать).

Внутрикомандное противостояние в конце сезона закончилось равенством по очкам и потерянным титулом, который достался Кими Райкконену с преимуществом в одно очко. Но глядя на Алонсо на подиуме в Бразилии, не кажется, что его это сильно расстраивало – он был доволен уже тем, что чемпионом не стал Хэмилтон.  

Марк Уэббер и Себастьян Феттель (Red Bull 2009-2013)

10/12

Фотограф: XPB Images

После столкновения на Гран При Турции в 2010 году отношения между Себастьяном Феттелем и Марком Уэббером всегда оставались напряженными. Вплоть до скандальной истории с командой Multi 21, когда в 2013 года на Гран При Малайзии Феттель запальчиво опередил напарника, несмотря на запрет руководства. Перед награждением Феттель не знал, куда деться от справедливых упреков напарника – все было написано у Себастьяна лице. Это был один из самых невероятных эпизод борьбы между партнерами по команде, которые мы видели в Формуле 1.

Завершив тот сезон, Уэббер ушел из Ф1. А потом написал автобиографию, в которой обвинил Себастьяна в высокомерии, склонности к истерике и неспособности признать свои слабости (по словам Марка, Феттель всегда винил команду, когда проигрывал напарнику).

Нико Росберг и Льюис Хэмилтон (Mercedes 2013-2016)

11/12

Фотограф: Стив Этерингтон / LAT Images

В картинге Нико Росберг и Льюис Хэмилтон были хорошими приятелями – несмотря на то, что они вышли из разной социальной среды, им нравилось проводить вдвоем время, они играли в футбол, видеоигры и настольный теннис. Но много лет спустя они стали напарниками в Mercedes. Тут-то все испортилось.

Первым звоночком был разворот Росберга (то ли намеренный, то ли нет) в квалификации Гран При Монако 2014 года, не позволивший Хэмилтон побороться за поул. Низшая точка конфликта наступила в Бельгии – там они столкнулись. С каждым новым Гран При Росберг и Хэмилтон все хуже переносили компанию друг друга, хорошей иллюстрацией этой тенденции была брошенная Хэмилтоном в Росберга кепка на этапе в Остине, где Льюис в 2015 году завоевал свой третий титул.

Потом, уже в 2016-м, произошла авария на первом круге в Испании – двойной сход и полная катастрофа для Mercedes. Несколько гонок спустя в Австрии – еще одно столкновение. К финалу 2016 года в Абу-Даби бывшие друзья, казалось, вообще перестали общаться. В той гонке Хэмилтон нарушил приказ команды и попытался подставить Росберга под атаки соперников, чтобы иметь хоть какие-то шансы на титул, но не преуспел – Росберг стал чемпионом мира. Потом Росберг неожиданно покинул Формулу 1, но даже сейчас, спустя два года, нет никаких признаков того, что отношения между ними наладились.

Серхио Перес и Эстебан Окон (Force India 2017-2018)

12/12

Фотограф: Сэм Блоксэм / LAT Images

Совсем как постоянно ссорящиеся дети на заднем сиденье родительской машины, Серхио Перес и Эстебан Окон были в последние два года неразлучны. Им даже запретили бороться друг с другом после Гран При Сингапура-2018, когда Перес отправил Окона в стену, пытаясь опередить по внешней траектории. Разумеется, это был не первый эпизод. Например, как-то Окон рассказал, что ему присылали сообщения с угрозами расправы после столкновений с Пересом на Гран При в Баку и Спа. Посмотрим, как в следующем сезоне Серхио поладит с сыном миллиардера, владеющего его командой.

Источник